строительство домов из оцилиндрованного бревна у нас www.skazka-dom.ru

. Тепловые завесы тепломаш. Насос grundfos. Калориферы кск.

ГЛАВНОЕ МЕНЮ

Анонсы номеров

Категория 3

В этом году исполняется 125 лет со дня рождения выдающегося русского художника Бориса Дмитриевича Григорьева (1886–1939). На родине его имя, несмотря на мировую известность, много лет было под запретом и вернулось из небытия лишь в конце 80-х годов прошлого века.

И.Е.Репин. Портрет Бориса Дмитриевича Григорьева. 1915. Бумага, карандаш. 39,5×27,5. Здесь и далее — Коллекция Константиновского дворца.
Оценка значимости творческого наследия Бориса Григорьева с годами лишь возросла: работы художника регулярно становятся топ‑лотами самых престижных аукционов, а их стоимость доходит до нескольких миллионов долларов. Подобные цены недосягаемы для российских музеев, поэтому процесс обретения его работ периода эмиграции, где он провел наиболее плодотворные двадцать лет жизни, идет крайне медленно. Вот почему появление в России сразу восьми произведений Б. Д. Григорьева, из которых шесть созданы за рубежом, стало настоящей сенсацией в среде специалистов и любителей русской живописи. Произошло это в 2007 году, когда известный российский предприниматель и меценат Алишер Усманов выкупил на аукционе Сотби частное собрание Г.Вишневской и М.Ростроповича.

Переданное А.Усмановым в дар российскому государству собрание было помещено для постоянного экспонирования в Константиновский дворец в Стрельне и стало самой значительной частью его художественной коллекции. Особая его ценность состоит в том, что в разделе живописи и графики, кроме произведений классиков русского искусства (В.Боровиковского, К.Брюллова, А.Венецианова, И.Айвазовского, И.Репина), есть и работы художников‑эмигрантов «первой волны». Созданные за рубежом произведения Л.Бакста, А.Бенуа, Н.Гончаровой, М.Ларионова, К.Коровина, С.Судейкина, А.Яковлева — редкость даже для крупных российских музеев.

Если произнести в компании «город Иваново», то в ответ сразу сыпется несколько штампов: «город невест», «родина первого совета», «ситцевый край» и иногда даже «русский и красный Манчестер». На самом же деле ни одна из этих ассоциаций не имеет никакого отношения к современному Иванову, где не работают фабрики, много студентов и политическая активность такая же, как и во всей стране. Тихий город в 300 км на северо-восток от Москвы, разделенный рекой Уводь, притоком Клязьмы, примерно в 100 км от Ярославля, Владимира и Костромы. Известные памятники конструктивизма — «дом-корабль», «дом-подкова», «дом-птица», здание Политехнического университета архитектора И.Фомина. Вокруг города — леса, настоящий медвежий угол.

Внешне Иваново действительно напоминает Манчестер с его хлопкопрядильными фабриками или финский город Тампере с бывшей индустрией Finni­lays — особенно со стороны реки, один и тот же пейзаж неработающих фабрик и труб. Но есть принципиальное различие. Тампере и Манчестер давно уже работают на постиндустриальную экономику, их фабрики и заводы превратились в культурные и музейные центры, а по уровню культурного предложения и музейного профессионализма они соревнуются с Лондоном и Хельсинки. Представить себе, что в Иванове возможен переход на иной уровень, пока не очень получается. Однако не будем делать прежде­времен­ных выводов.
Похоже, что именно сейчас в Иванове происходят знаковые процессы в области музейного дела. Ивановский государственный историко-краеведческий музей имени Д.Г.Бурылина — один из сильнейших региональных музеев — вот уже четвертый раз в списках победителей музейных конкурсов Благотворительного фонда В.Потанина — «Меняющийся музей в меняющемся мире» (2009, 2010 и 2011) и «Программы «Первая публикация» (2009). («Меняющийся музей в меняющемся мире» и «Первая публикация» — программы Благотворительного фонда В.Потанина.

В Московском государственном университете геодезии и картографии прошла защита дипломного проекта, целью которого являлась разработка интерактивной трехмерной исторической карты Зарядья. Автор — студент факультета картографии и геоинформатики Александр Иванов, дипломный руководитель — Алексей Ковалев («Мир музея»).

Москворецкая набережная. Вид в сторону Кремля. Справа — отреставрированная в 1920-х годах Китайгородская стена с Николомокринской башней. За ней — кварталы Зарядья.
Зарядье — один из древнейших столичных районов, фактически полностью исчезнувший в середине ХХ века. Уже в XIV веке здесь находилось поселение, так называемый «посад» — один из первых районов Москвы за стенами Кремля. В XVI веке Зарядье с южной и восточной сторон было обнесено Китайгородской стеной.